Вот поэтому и сохранилась, поэтому многим интересно узнать о ней больше, поэтому Вы берете у меня интервью для журнала, который читают в России — в стране европейской, хотя и не чуждой Востоку. Знаете, самые главные, глобальные человеческие проблемы, даже видоизменяясь, остаются очень схожими во все времена. Можно с уверенностью сказать, что жизнь человека двадцать столетий назад была не менее насыщена драматическими событиями, чем жизнь современного человека. И что двадцать столетий назад человек точно так же страдал, например, от бессоницы, как и сейчас. Поэтому, если те знания, которые были получены и применялись многие столетия назад, приносят пользу и в наши дни, значит, они верные и не будут потеряны, подобно многим другим знаниям, ушедшим в небытие и ставшим лишь достоянием истории, “древности”.

 

Вы спрашиваете, может ли западный человек заниматься йогой, не есть ли это некая “специальная” восточная практика? Вопрос, на мой взгляд, по сути своей лишен смысла, ибо головная боль, которой страдает американец, ничем не отличается от головной боли русского или француза, равно как и китайца или японца. Или, например, вода — это вода, независимо от того, пьете вы ее в Америке, Египте или в Индии, хотя по вкусу и химическому составу она может быть разной.

Так же и с проблемами человеческого бытия: они, по сути своей, везде одни и те же, география здесь ни при чем. Единственное различие заключается, пожалуй, в причинах и формах проявления этих проблем, а суть их везде в мире одна и та же. Так и йога, которую можно практиковать везде, в любой стране мира.

Кстати, по моим наблюдениям, йогой сейчас больше интересуются на Западе, чем в самой Индии. Это еще одно свидетельство ее пользы и потребности в ней западных людей.

Е.У.: Может ли заниматься йогой вечно занятый современный человек: бизнесмен, студент или мать четверых детей? Как много времени отнимают эти занятия?

Ф.Б.: Каждый человек может заниматься йогой. Во многих древних книгах написано, что любой человек: мужчина или женщина, молодой или старый, сильный или слабый, здоровый или больной — может достигнуть большого успеха, практикуя йогу.

Я знаю многих людей, которые живут, что называется, “в бешеном ритме”, значительную часть своего времени уделяют работе, но тем не менее, регулярно занимаются. В процессе работы они подвержены сильным и частым стрессам, очень устают, а поэтому должны сделать что-то, чтобы освободиться от накопившейся усталости и стрессов.

Конечно, на начальном этапе занятий требуется что-то вроде “первоначального взноса” в виде, скажем, 20 — 30 мин. ежедневных занятий. После 3 — 5 недель человек почувствует такую ясность ума, такой прилив энергии в течение всего дня, такую свежесть и бодрость духа, что сможет постепенно заменять регулярной практикой — выполнением определенных асан — часть ночного сна. Если вы очень устали, то даже после 9 часов сна просыпаетесь с тем же чувством усталости, разбитости; вам требуется стакан крепкого чая или кофе — не так ли? В итоге вы теряете несколько часов, пока придете в себя. Однако после 3 — 4 недель регулярной практики вам вполне хватит 7 — 7,5 часов ночного сна, чтобы утром чувствовать себя полностью отдохнувшим. Значит, можно, добавив еще 15 — 20 мин занятий, спать еще чуть меньше.

Таким образом, если вы — мать большого семейства или деловой человек, занимающийся бизнесом, ритм вашей жизни, время, отведенное для основной деятельности, не будут нарушены, занятия не помешают — наоборот…

Поэтому я всегда говорю: в самом начале не занимайтесь много, но занимайтесь непременно регулярно, тогда за счет высвобождения времени от сна вы сможете заниматься дольше, не внося никакого беспокойства в жизнь вашей семьи и не изменяя своего рабочего режима.

Е.У.: Йога Айенгара — это очень интенсивные занятия, требующие от человека значительной силы воли, концентрации, больших физических усилий. Однако не все из нас могут назвать себя сильными (в физическом смысле) людьми. Как заниматься йогой, например, пожилым людям или тем, кто страдает каким-либо серьезным заболеванием?

Ф.Б.: Вы практически сами ответили на свой вопрос, сказав, что занятия йогой требуют прежде всего большой силы воли. Я задам Вам встречный вопрос: является ли сила воли уделом только физически сильных людей? Конечно, нет! Независимо от того, молоды вы или стары, больны или здоровы, о вас могут сказать: “человек, сильный духом”. Пожилой или тяжелобольной человек может развить в себе огромную силу воли — примеров тому более чем достаточно. Поэтому ни в коем случае не следует путать интенсивность занятий и нагрузку с агрессивностью. Йога Айенгара — это интенсивная, но не агрессивная практика. Причем, эта интенсивность в значительной степени касается силы воли, а не физической силы. Если, занимаясь йогой, вы будете использовать только физическую мощь, то лишь нанесете себе вред. Поэтому та интенсивность в занятиях, которую мы требуем от своих учеников, большей частью относится именно к силе воли. Если вы внимательно понаблюдаете за нашими уроками, то заметите: мы ведем ученика от самых простых асан к сложным постепенно — не столько за счет усиления физических нагрузок, сколько за счет укрепления его силы воли.

Е.У.: И все же, зависит ли практика от физических особенностей занимающегося — болезней, возраста и т. д.?

Ф.Б.: Конечно, мы не можем ожидать от ребенка или пожилого человека, что они смогут выполнять те же самые упражнения и с той же самой нагрузкой, что и физически здоровый молодой человек. Индивидуальный подход к каждому — обязательное условие наших занятий. Принцип же их остается тем же, однако в зависимости от особенностей человека мы предлагаем ему то, что нужно.

Е.У.: Тем, кто мало знаком с Йогой Айенгара, может показаться, что это слишком интенсивная практика, не дающая релаксации. Дает ли метод Айенгара истинное расслабление?

Ф.Б.: Прежде всего, давайте определимся в том, что мы понимаем под расслаблением… Если лежание на полу и дрему или сон, то, конечно, школа Айенгара не предусматривает релаксацию такого типа. Мы понимаем релаксацию как способ позволить своему разуму хоть на несколько мгновений побыть наедине с самим собой, в состоянии простоты и ясности…

И этого состояния невозможно достичь, если вы недостаточно тренированы в выполнении асан и пранаямы. Когда в течение дня обычный человек разговаривает с другими, как сейчас мы с Вами, частота электрической активности его мозга находится в интервале между 14 и 21 пульсацией в секунду. Когда же человек занимается йогой, ритм постепенно замедляется, достигая 5-7 пульсаций в секунду. Это состояние мы и называем истинной релаксацией.

Для достижения этого состояния вам не обязательно ложиться, закрывать глаза и т. д. В таких позах, как Уттанасана, Адхо Мукха Шванасана и др. мы не закрываем глаза, не “расслабляемся” в привычном смысле этого слова, однако после 5 — 10 мин. практики вдруг замечаем, что состояние нашего мозга изменилось. Это и есть тот момент, когда наступает релаксация. В таком состоянии мозг будет находиться в течение всего занятия.

В конце вашей практики, когда вы будете выполнять Шавасану (позу полного расслабления и отдыха), это состояние покоя будет развиваться. Когда ритм замедляется и находится на уровне 7 пульсаций в секунду, наступает такое специфическое состояние организма, которое можно назвать самолечением. Это значит, что организм начинает сам корректировать свои проблемы, и со временем болезни постепенно отступают, уходят из тела.

Е.У.: Мы знаем, что йога — не только физический тренинг. Если говорить о внутренних аспектах йоги, то может ли достичь высокого уровня в практике обычный городской житель? Может быть, нужно удалиться куда-нибудь подальше от благ цивилизации, от общества и заниматься там, чтобы ничто не мешало, не отвлекало?

Ф.Б.: Что касается внутренних и внешних аспектов йоги, то всегда очень сложно отделить одно от другого и точно сказать, когда вы занимаетесь внешней работой, а когда — внутренней. В традиционных текстах говорится, что каждый ученик находится на одном из четырех уровней развития. В самом начале он просто интересуется йогой, затем в течение некоторого времени остается на внешнем уровне. Через некоторое время он переходит на внутренний уровень и, наконец, весь заполняется йогой, что и является самой последней, высшей ступенью эволюции ученика.

Вы говорите о внутренних аспектах йоги, однако внутреннее тело, разум — они неощутимы. Можете ли Вы сказать мне, где сейчас находится Ваш ум? Мы всегда путаемся с этими понятиями. Вот почему иногда можно услышать о “ментальной” йоге, о “физической” йоге и т. д. Так может рассуждать только тот, кто ничего не понимает в йоге, кто ставит разум как бы впереди тела.

Однако разум — это субстанция, которую нельзя потрогать, это некий процесс, протекающий в физическом теле. Поэтому, когда вы начинаете работать с телом, внимательно наблюдая при этом, что с ним, с этим телом, происходит, исследуя свои ощущения, вы напрямую работаете и со своим разумом, который является неотъемлемой “частью” тела.

Внутренняя работа йоги полностью зависит от внешней. Даже если вы только начинаете практиковать йогу, все равно не сможете сказать, что на все 100% занимаетесь исключительно физической йогой, потому что есть еще психологические, интеллектуальные, духовные аспекты и т. д. Вот почему люди приходят к нам в Центр и остаются.

Практиковать йогу бывает нелегко: надо работать, прилагать усилия, но наши ученики продолжают делать это, потому что чувствуют, что через тело, посредством тела, они работают с разумом, с интеллектом, с психологическими и духовными аспектами. Впрочем, это очень непростой вопрос и долгий разговор — вряд ли можно в интервью полностью ответить на него. Вторая часть Вашего вопроса касается возможности достижения высокого уровня в практике йоги жителями современного мегаполиса.

Конечно, если вы живете в лесу, в горах, вдали от людей, концентрации достичь легче, практика будет лучше и т. д. Однако здесь есть и другой аспект.

Если вы живете в человеческом обществе, то должны научиться противостоять всем присущим ему экономическим, социальным, семейным и другим трудностям. Окружающая вас реальность, повседневность, действительность — это своего рода вызов. И вследствие этого брошенного вам вызова вы, оставаясь в обычной житейской обстановке, учитесь большему, чем находясь где-нибудь в уединении. Если бы не было этого вызова, вы бы напоминали прекрасный, нежный тепличный цветок, за которым кто-то ухаживает, заботится… Когда же есть вызов, вы становитесь похожими на цветок, растущий, например, в Сибири: о нем никто не заботится, но он расцветает, потому что сильный, — он выживает.

Таким образом, цивилизованная жизнь придает дополнительную “окраску” практике йоги. Кстати, это то, в чем я сам заблуждался много лет. Я всегда мечтал поселиться где-нибудь в Бенаресе, практиковать там, стать монахом и т. д. А жизнь в таком большом городе, как Париж, — это тяжелое испытание, однако оно ведет к значительному прогрессу в практике. Теперь я уверен, что у тех, кто уезжает жить и практиковать йогу в горы, подальше от людей, нет особого преимущества.

Тот, кто уходит в монастырь, закрывает за собой дверь и больше не выходит оттуда, утверждает, что покинул этот мир. Однако, он не покинул мир, а сбежал от него.

Представьте себе, что у вас нет возможности каждый день есть апельсины. Какое-то время вы будете помнить, как они выглядят, каков их вкус, а через год — два забудете и вкус, и запах. И вот, наконец, вы выходите из дома. И первое, что бросается вам в глаза, — это роскошные плоды в магазине напротив. Это будет для вас колоссальным искушением!

Так вот, прячась в лесу или в горах ради своего духовного поиска, вы не приобретете такого опыта противостояния жизненным испытаниям, как оставаясь в обстановке большого города и занимаясь йогой в обычных условиях. Вот почему мой гуру Шри Б.К.С. Айенгар говорит, что йог живет в мире, хотя и не принадлежит ему. Очень важно не быть игрушкой в руках этого мира. Это и есть то, что мы ищем.

www.yoga.ru